dasha_xal (dasha_xal) wrote,
dasha_xal
dasha_xal

Табачные корпорации предлагали Сергею Доренко 10 тыс. долларов за одну фразу в месяц!

rasstriga.com/finish/178-dekabr/3171-141212

С.ДОРЕНКО: Я хотел некоторую вещь сделать, воспользовавшись служебным положением. Я именно хотел воспользоваться трибуной. Сегодняшние «Известия» показывают, кто входит в табачное лобби. По-настоящему это надо знать. Все депутаты, все известные люди входят в антитабачное либо в табачное лобби негласно, скрытно и так далее.
А.ОНОШКО: Это связано с внутренними убеждениями?
С.ДОРЕНКО: Это связано с меркантильностью. Я обвиняю табачное лобби. Для этого я должен рассказать, что ко мне подходило «табачное лобби» где-то лет шесть назад. Я им сказал, что я не курю, и, больше, считаю это абсолютно вредным. Мне сказали в ответ, что это не имеет значения. Табачные корпорации просят от меня всего лишь одну фразы, которую я должен ронять хотя бы один раз в месяц. Эта фраза должна быть такая — «курить, безусловно, вредно, но это уже устоявшаяся некая традиция, а, главное, ребята, давайте подумаем о том, что это рабочие места». Я должен был сказать такую фразу. За это мне предлагали лет шесть назад 10 тысяч долларов в месяц. Абсолютное содержание просто, 10 тысяч долларов в месяц за такую фразу — одну в месяц. Я должен произносить: «…но это же рабочие места». Я этого человека выгнал. Но я неустанно, во всяком случае, я второй раз это говорю в эфире, и далее буду говорить это в эфире, и провозглашать, и изобличать. И я спрашиваю всех, кто сегодня в «Известиях» перечислен как табачное лобби, получают ли они деньги за это? Если получают, то столько? В «Известиях» сказано, что табачное лобби, люди, которые постоянно что-то говорят о пользе табакокурения — это Александр Петрик, замминистра сельского хозяйства; Екатерина Чуковская, заместитель министр культуры; Александра Левицкая, экс-замминистра экономического развития; Александр Шохин, глава РСПП. У меня вопрос к Шохину, сколько вы получаете за эту фразу? Соломатов, экс-замминистра Минпромторга; Вадим Желнин, «Табакпром»; Алексей Лоскутов, Сигарный союз; Эдуард Воронцов, исполнительный директор совета по делам развития табачной промышленности — это понятно. Дальше, Михаил Боярский, сопредседатель движения «За права курильщика». Вопрос, Михаил Боярский, сколько вы за это получаете и получаете ли вы деньги? Мне предлагали за фразу 10 тысяч долларов в месяц — «но это все-таки рабочие места. Курить вредно, но это рабочие места» — 10 тысяч долларов в месяц. Сколько получаете вы, Михаил Боярский? Получаете ли вы за это, Михаил Боярский, и сколько вы за это получаете, Михаил Боярский? Алексей Митрофанов, который к нам приходит,
в «Известиях», Сергей Миронов, «Справедливая Россия»; Елена Драпеко и так далее.
А.ОНОШКО: А как «Известия» их вычислили?
С.ДОРЕНКО: Они проанализировали, кто что говорит. Я спросил, почему 10 тысяч, а не 20?
А.ОНОШКО: И что они сказали?
С.ДОРЕНКО: Они назвали мне фамилию известнейшего журналиста, который получает 10. Мне сказали: «Мы ведем по аналогии с этим». Десятка в месяц за фразу «но это все-таки рабочие места». «Я, конечно, не курю, но это все-таки рабочие места». Понятно, да. Я говорю: «Но десятка это нищенские деньги». Мне назвали фамилию, кто получает еще десятку. Это про табачное лобби, ребята, я вас информирую, просто чтобы вы знали. Не надо секретов, правда. Есть оружейное лобби — раздать оружие.
А.ОНОШКО: Но они так не действуют, как табачники.
С.ДОРЕНКО: Они действуют похоже, но у них нет столько денег. У них нет столько денег, но действия их похожи
Tags: коррупция, табак
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments